Времена года и сны

Времена года и сновидения

Времена года и сны

Мы привыкли к тому, что в течении календарного года мы живем переходя из одного природного сезона в другой. По обще принятой на данный момент классификации и календарю, по которому мы живем, год у нас начинается со второго месяца зимы с января. Но в данном случае нам это не особо важно.

Важно отметить, что в разное время года, мы чувствуем себя по разному, как с точки зрения материи, физические ощущения и воздействия, так и с точки зрения тонких материй, психологии и духовного здоровья.

 Если рассмотреть влияние природы на наш организм с точки зрения физики, то здесь основными факторами влияния являются воздействие температур и различного рода атмосферных явлений, дождь, снег, сильные ветра, жара, засуха и прочее.

У природы нет плохой погоды

Все это напрямую влияет на наше настроение и самочувствие, а стало быть также влияет и на наши сны, но это влияние скажем так локального и временного характера.

То есть если вы спите в жаркую погоду где нет притока свежего прохладного воздуха, то скорее всего ваш сон превратиться в мучение, а сновидения по жанру будут ближе к кошмарам, ну во всяком случае телесный дискомфорт быстро передастся в сюжет нашего сна.

Если за окном сильный ветер то посторонние шумы тоже будут отвлекать вас от сладких снов и подсовывать дурные мысли, а все ли у вас хорошо закреплено и не унесет ли вас вместе с домиком как девочку Элли. Но это уже ближе к невротическим состояниям и частный случай.

Как мы уже говорили лучше всего спиться в проветренном помещении при оптимальной температуре и влажности. Чего собственно добиться, особенно в зимние и летние месяцы, достаточно сложно без использования приборов и устройств.

Конечно оптимальный вариант это сон на свежем воздухе, под пение птиц, легкого теплого ветерка и например журчания речки, но опять же частный случай и сильно влияние географического расположения местности и наличия или отсутствия разных насекомых.

Но с точки зрения психического состояния человека, а также его эмоционального настроя, в том числе  и духовный опыт, а также опыт сновидческий в частности ОС. Можно все же объединить влияние конкретных сезонов на наше мировосприятие а стало быть и на наши сновидения.

Зима

Зима, время когда природа засыпает, многие представители животного мира замедляют свои процессы жизнедеятельности и впадают в спячку.

 Во-первых в силу того что темное время суток длится дольше чем в другие сезоны, мы больше спим (ну или должны бы по логике вещей), стало быть у нас больше времени на сон и больше времени на отдых.

Поскольку природа как бы засыпает, в какой-то степени и деятельность человека, а также его биологический ритм несколько ослабевает меньше влияние внешних раздражителей и больше времени на осмысление происходящего.

Стало быть зиму можно считать некой медитацией, когда стоит остановить внутренний диалог и попытаться разобраться в себе, для изучающих ОС время попрактиковаться подольше. Так же как под снегом прячутся всходы готовые расцвести весной, так и ваши мысли, чувства, опыт и практика, отработанные зимой готовы выйти в свет, то есть проявиться в вашей явной жизни весной.

Весна

Весна, период когда природа начинает просыпаться, с рек сходит лед, просыпаются те кто впадал в спячку, на деревьях появляется листва. Так же биологический ритм начинает набирать обороты, усиливается эмоциональная составляющая это период влюбленность новых чувств и желаний.

Собственно и сны в это время года, достаточно эмоциональные притом что в силу проснувшиеся гормонов, частая спутница многих сновидцев весной это бессонница. Хочется впечатлений новых эмоций и как то совсем как бы не до сна, в отличие от того как нам хотелось спать зимой.

Поскольку как замечено врачами весна период обострения разного рода психических особенностей некоторых людей, то и сновидения их могут сопровождаться навязчивыми идеями, эмоциональностью и прочими «прелестями». Когда природа окончательно проснется и войдет в постоянный ритм, на смену весны придет лето.

Лето

Лето, как у многих принято это время отпусков, моря, экскурсий, новых впечатлений и новых знакомств. Стало быть и это не может не влиять на наши сновидения.

Летом нам все больше сняться сны социального и в тоже время личностного характера.

Скажем так если зима время разобраться со своим внутренним духовным миром, то лето это время понять что мы значим в жизни окружающих и понять какое место окружающие занимают в нашей действительности.

Летом наши идеи, которые были пропитанные нашей информацией зимой и засеянные весной, продолжают расти и требуют к себе повышенного внимания, полить прополоть и прочее. Таким образом наш труд в сновидениях летом не менее важен чем во все остальные сезоны.

Осень

Осень, это время уборки урожая, подведения итогов и собственно некий экзамен по полученным знаниям, правда все это сопровождается тоской по теплому лету, журчащей весне, и неким сожалением что скоро опять наш ритм начнет затухать и мы будем вынуждены меньше проявлять свою физическую активность. Хотя для творческих людей весна и осень являются периодами вдохновения а также ярких и красочных снов. Конечно сны вещь сугубо индивидуальная и природа действует на каждого по разному, но все же что то общее можно выделить и на общем фоне.

:

Источник: http://norra.ru/sonnik/vremena-goda-i-snovideniia.html

Погода во сне

Погода во сне

Погодные явления во сне пе­редают информацию поч­ти буквально и не требуют расшифровки: красивые виды, чистота и свежесть атмосфе­ры дают положительные прогнозы; грязь, туман, разрушающие ветры и наводнения предвещают проблемы.

Для понимания их уместно исполь­зовать расхожие фразы, метафоры и поговорки, которые мы часто при­меняем в жизни: “мрачный как туча”, “солнечное настроение”, “буря стра­стей”.. .

И действительно, погода часто передает эмоциональный настрой сновидца, а природные катастрофы извещают об изменениях и потря­сениях.

 Времена года во сне

Как ни странно, людям часто снит­ся зима, даже если на улице совсем тепло. Связано это с тем, что на душе у человека холод и одиночество. Зима несет в себе холод, снег, лед — при­рода в спячке. То же можно сказать и про нас — эти явления знаменуют застой, холод души, “замороженность” жизни и чувств.

Будьте особенно вни­мательны, если зима приснилась не по сезону: возможно, вы находитесь в депрессии и вам крайне необходимо дружеское участие, душевное тепло.

Однако не стоит упускать из виду лич­ные ассоциации: для кого-то зима может быть прекрасным временем года, вызывать особые воспоминания, романтические встречи у камина — проанализируйте свои эмоции, и вам откроется послание сна.

Жизнь циклична. Все мы знаем, что за черной полосой следует белая, а за зимой обязательно наступит вес­на: на смену застывшим чувствам, которые в сновидении воплощаются в образах зимы, снега и льда, при­ходит пробуждение и радость.

Вес­на — период возрождения и надежд. Сон обещает новые всходы, обновление и дает благоприятный про­гноз на будущее. Особенно хорошо увидеть такой сон после болезни или депрессии.

Смена времен года во сне знаменует начало нового периода в жизни, по крайней мере возможность изменений. Если зимние пейзажи сменяют весенние, значит, вы готовы отпустить переживания.

Тает снег и лед — застывшие чувства растают, прольются слезами, но слезы эти бу­дут целительными. Они означают, что вы готовы отпустить боль, усталость, разочарования.

Звенят ручьи — по­ток свежей энергии готов возродить и освежить вас, впустить в душу новые чувства.

Лето — пора цветения и пло­доношения. Яркие солнечные пейза­жи, зеленые деревья, благоухающие сады и великолепные ландшафты — ваша внутренняя природа пережива­ет расцвет.

Подобные сны могут иметь и компенсирующий характер: устав от зимы, мы очень хотим оказаться в лете, и сон предоставляет нам такую возможность.

В любом случае теплый климат и морские курорты согревают нашу жизнь, обещают возможность расслабиться и отдохнуть.

Солнце — наше внутреннее божество и центр личности, если оно засияло в снови­дении, значит, человек идет правиль­ным путем — это знак поддержки. При этом, если вам снится день, значит,вы ясно осознаете ситуацию, видите просвет в своей жизни. Ночь, напро­тив, свидетельствует о погружении в себя, душевную темноту, которая может скрывать от вас истинное по­ложение вещей.

Зеленые всходы и травка во сне символизируют энергию, выздоров­ление после болезни, возрождение душевых и физических сил. Расте­ние в сновидении показывает цикл жизни: рождение, рост, цветение, плодовитость, увядание и смерть. Если оно выглядит здоровым и кра­сивым, вас ждет успех и процветание.

Цветы — символ красоты, молодости и чувств, однако одновременно с этим надо помнить, что момент цветения очень краток, а значит, скоротечны и все удовольствия.

Нередки сны, в ко­торых цветы не вызывают приятных чувств, а по пробуждении заставляют волноваться. Смысл таких посланий: вы что-то упускаете.

На дереве по­явились плоды — это награда за все усилия, которые вы вложили, напри­мер, в развитие своих отношений с возлюбленным или супругом. Речь может идти и о детях, и о совместных важных делах.

Осень символизирует увядание, страх старости или упущенное вре­мя. В таком сне вы будете ощущать тревогу или непонимание: только что было лето и вдруг пожелтели ли­стья, подул ветер и наступила осень.

Стоит задуматься: может, вы тратите время впустую и боитесь, что моло­дость пройдет, а что-то важное так и не сделано.

Если во сне вы испыты­ваете положительные эмоции, видите золотую осень и сбор урожая, значит, ваш проект завершится плодотворно.

Яркие желтые и красные листья символизируют период, когда вы в расцвете сил и плодотворных мыс­лей: желтый цвет имеет отношение к воле, а красный — это энергия.

Опа­дающие пожухлые листья — знак меланхолии.

Явления природы

Из четырех стихий — воды, зем­ли, огня и воздуха — рождается все разнообразие природы. Определите, какая стихия проявляется во сне, и вы поймете, о чем идет речь.

Вода — это женская стихия, символизирует мир эмоций и чувств, отражает здо­ровье и течение жизни.

Обратите внимание на ее качество и харак­тер: спокойная, чистая, прозрачная вода всегда позитивна, в отличие от мутной, застоявшейся заводи или шторма…

Земля во сне — это почва под ногами. Она символизирует нашу устойчивость.

Река означает ход жиз­ни человека.

Море — возможности развития и состояние организма в целом. Шторм на море — это буря чувств, непредвиденные опасности и волнения. Вам понадобится моби­лизовать все свои силы, чтобы пре­одолеть возникшие препятствия.

Дождь передает состояние песси­мизма и сомнений, символически это означает плач. Иногда легкий дождик во сне — хороший знак, вы отпускаете негатив и тягостные чув­ства, за легкой грустью последует просветление.

Лужа — отношения, которые носят мелкий (в зависимо­сти от размеров и глубины лужи) и не­гативный характер. Это может быть ситуация, в которой пострадала ваша репутация, придется столкнуться с неприятными эмоциями, впрочем, все преодолимо.

Снег и лед — застывшая вода, то есть эмоции, которые мы не про­являем, не позволяем себе плакать, скрываемся за безразличием и хо­лодностью. Тающий снег — же­лание быть более естественным и открытым, не бояться проявлять свои чувства.

Скользить по льду — ощущать неустойчивость в жизни, потерять равновесие и контроль.

По­ток воды, смывающий все на своем пути,—произойдет прорыв событий, который захлестнет вас целиком и потребует полного участия.

Воздух указывает на атмосферу, в которой мы живем и дышим. Про­зрачный и свежий, наполненный чистотой воздух всегда ассоциирует­ся с покоем и умиротворением.

Дым олицетворяет конфликт, будьте так­тичны со своим окружением.

Туман знаменует замешательство и потреб­ность выйти к свету: что-то мешает вашему покою, на работе или дома сложилась неблагоприятная ситуа­ция, вы блуждаете как в тумане и не видите ясной цели.

Ветер обещает изменения в жизни или настроении сновидца, не зря же говорят “ветер перемен”, а ураган сопровождает период потрясений. Буря является выражением гнева самого сновидца или кого-то из его окружения.

Стихия огня в снах проявляется в образах пожаров и молний. Если пламя контролируется человеком, значит, его энергия горит в конструк­тивном, созидательном русле. Мол­ния предупреждает об опасности и возникшей угрозе.

Карта сновидения

Одна из эффективных техник работы со сновидениями— нарисовать их. Погода является фоном для сюжета сновидения, но говорит о многом. Немало расскажут и ориентиры, где происходит действие.

Для того чтобы лучше разгадать свой сон, можно нарисовать своеобразную карту сновидения. Тогда все, что находится слева, будет означать прошлое, а справа — будущее.

Кроме того, левая часть относится к женской половине: это пассивность и принятие, а правая отвечает за мужские проявления: активность, целеустремленность и действия.

То, что на нас посылают сверху, не что иное, как воздействие извне: рок, божественные явления, а также “сверх-я” человека, то есть его мораль, установки и взгляды, полученные в результате воспитания. Все, что вокруг, — это наше сиюминутное положение, а впереди — путь, который придется пройти.

Источник: http://astro-germes.com/pogoda-vo-sne/

Прерванный сон: почему полночь— лучшее время для творчества

© Michael Lewis

Патент лампы накаливания Томаса Эдисона, 1879. Фото из Национального архива

4.18 утра. В камине догорают оранжевые угли, постепенно превращаясь в золу. Созвездие Ориона висит над холмом. Таурус повис над головой в форме сверкающей V, указывающей на Плеяды. Сириус, верный пес Ориона, пульсирует красно-сине-фиолетовым словно межгалактический дискошар.

Сейчас 4.18 утра, я не сплю. В таком раннем пробуждении часто видят симптом депрессии или тревоги — расстройство, сбой естественного ритма организма. В 4 утра я действительно просыпаюсь с гудящей головой. И, хотя я довольна своей жизнью, в полной темноте меня охватывает беспокойство. По мне, лучше сразу встать с кровати, чем балансировать на грани лунатичного безумия.

Когда я пишу в эти предрассветные часы, мрачные мысли становятся ясными, красочными. Они оформляются в слова и предложения, цепляясь одна за другую, — словно идущие друг за другом слоны. Мой мозг работает иначе в ночное время; я могу только писать и не могу редактировать. Я могу только добавлять и не могу ни от чего избавиться. Для точности мне нужен ясный, «дневной» рассудок.

Все люди, животные, насекомые и птицы имеют внутренние часы, биологические устройства, контролируемые генами, белками и молекулярными цепочками.

Эти внутренние часы связаны с непрерывным световым циклом, обусловленным вращением и наклоном нашей планеты.

Эти ее свойства управляют первобытными физиологическими, нервными и поведенческими системами организма в соответствии с 24-часовым циклом, также известным как циркадный ритм, и влияют на наше настроение, аппетит, режим сна и ощущение времени.

Индустриальные общества, основанные на показаниях часов, ввели в мир такие понятия, как срочность, пунктуальность или пустая трата времени.

Римляне, греки и инки просыпались без помощи будильников в своих айфонах или радиоприемниках. Природа была их хронометром: восход солнца, утреннее пение, непаханые поля и голодный скот. Время отсчитывалось солнечными и песочными часами, пока в XIV веке на церквях и монастырях не стали возводить часы механические.

К началу XIX века хронометры уже носили на шейных цепочках, запястьях и лацканах — теперь можно было назначать встречи и устанавливать время для приема пищи и сна. Индустриальные общества, основанные на показаниях часов, ввели в мир такие понятия, как срочность, пунктуальность или пустая трата времени.

Время на часах все больше рассинхронизировалось с естественным временем, хотя свет и тьма по-прежнему определяли наш рабочий день и социальные структуры.

В конце XIX века все изменилось.

Зажегся свет.

Современное электрическое освещение революционизировало ночь и, в свою очередь, сон. По словам историка Роджера Экирха, до Эдисона время ночного сна делилось на две части, разъединенные периодом бодрствования, который мог длиться несколько часов. Такой режим сна называется полифазным.

Паттерны сна прошлого могут нас удивить. Можно подумать, что в соответствии с суточным ритмом мы должны были бы просыпаться на рассвете. Но Экирх считает, что если бы люди вернулись к своему естественному ритму, то они бы спали несколькими промежутками — как многие животные и насекомые.

Его аргументы основываются на 16-летних исследованиях, в течение которых он изучил сотни исторических документов от древних времен до современности, включающих в себя дневники, судебные записи, медицинские книги и художественную литературу.

Он нашел множество упоминаний «первого» и «второго» сна на английском языке. В других языках такое разделение тоже упоминается: есть, например, «premier sommeil» на французском, «primo sonno» на итальянском и «primo somno» на латыни.

Именно обыкновенность этих аллюзий на полифазный сон позволила Экирху сделать вывод, что такой паттерн когда-то был распространенным, каждодневным циклом сна и бодрствования.

До появления электрического освещения ночь ассоциировалась с преступлением и страхом — люди оставались дома и рано ложились спать.

Время их «первого» сна зависело от времени года и социального статуса, но чаще всего оно наступало через пару часов после заката и длилось от трех до четырех часов, после чего спящие естественным образом пробуждались среди ночи.

До появления электрического света обеспеченные семьи часто использовали другие формы искусственного освещения — например, газовые лампы — и, соответственно, ложились спать позже. Интересно, что в личных документах этих семей нашлось меньше упоминаний полифазного сна.

Во время ночного бодрствования люди читали, молились, писали, разгадывали свои сны, разговаривали со своими партнерами и занимались любовью.

Экирх отмечает, что после тяжелого трудового дня люди чаще всего оказывались слишком усталыми для любовных утех (что может быть созвучным ощущениям многих современных людей), но, просыпаясь посреди ночи посвежевшими, наши предки были готовы к делу.

Поделав разнообразные дела, люди утомлялись и снова погружались в сон — во вторую его фазу (также на три или четыре часа) — прежде чем подняться навстречу новому дню.

Экирх обнаружил, что упоминания об этих двух фазах сна почти полностью исчезли к началу XX века. Электричество значительно увеличило количество освещения, и дневные занятия теперь длились и в ночное время; освещенные улицы стали безопаснее, стало модным общаться вне дома.

Время отхода ко сну стало поздним, и ночное бодрствование, несовместимое с продленным днем, оказалось вытесненным. Но Экирх считает, что мы потеряли не только само это время, но и его особенные свойства.

Ночное бдение, он сказал мне, было отличным по своей природе от дневного бодрствования, по крайней мере согласно найденным им документам. Третий президент Соединенных Штатов Томас Джефферсон, например, читал книги по философии морали перед сном, чтобы потом размышлять о них после своего «первого» сна.

Английский поэт XVII века Фрэнсис Куорлс ценил темноту так же высоко, как и молчание, — как подспорье для внутренних размышлений:

«Позволь концу твоего первого сна пробудить тебя от покоя: тогда у твоего тела лучший нрав, тогда у твоей души наименьшее бремя; нет тогда шума, который побеспокоил бы ухо; нет тогда объекта, который отвлек бы твой глаз».

Мой личный опыт подтверждает эту разницу; ночью мой разум словно находится во власти грез. Во время сна наша память, наши желания и наши страхи порождают множество образов. Дремлющий разум из обломков сна вызывает к жизни новые идеи и использует их во время творчества.

В эссе «Sleep We Have Lost» Экирх пишет, что, вероятнее всего, раньше в момент пробуждения от «первого» сна люди еще полностью находились во власти сновидений «и, таким образом, их грезы могли усвоиться до возвращения в бессознательное.

Люди были расслабленны за исключением тех случаев, когда их отвлекал шум, болезнь или какое-либо другое неудобство».

Идеи Экирха о полифазном сне получены из старых документов и архивов, но подтверждаются современными исследованиями. Психиатр Томас Вер из Американского национального института психического здоровья обнаружил, что полифазный сон возвращается с исчезновением искусственного освещения.

Во время эксперимента, проводившегося в течение месяца, в 1990 году, подопытные имели доступ к свету на протяжении 10 часов — в отличие от искусственно увеличенного 16-часового периода, который сейчас является нормой.

Внутри этого естественного цикла, рассказывает Вер, «время сна увеличивалось и обычно делилось на два симметричных отрезка продолжительностью в несколько часов с интервалом бодрствования длительностью от одного до трех часов».

Из–за столкновения между естественным режимом сна и нашими жесткими социальными структурами — показаниями часов, индустриализацией, школьным расписанием, рабочим графиком, — нам кажется, что полифазный сон — это расстройство

И исследования Экирха, и работа Вера все еще влияют на изучение сна. Идеи Экирха специально обсуждались на ежегодной встрече ассоциации Американского профессионального общества сна в 2013 году.

Одним из самых важных ее выводов стало то, что самая распространенная «полуночная» бессонница является не расстройством, но скорее возвращением к естественной форме сна — сдвиг в восприятии, который значительно уменьшил мое собственное беспокойство по поводу моих ночных бдений.

Сейчас 7.04 утра. Я писала примерно три часа и сейчас собираюсь идти в кровать за моим «вторым» сном. Я снова возьмусь за работу днем. Выбранный образ жизни (нет детей, работаю на себя) позволяет мне это.

Но и мне приходилось приспосабливаться к работе с 9 до 5, и такой рабочий распорядок практически несовместим с привычным режимом сна; для человека, прободрствовавшего несколько ночных часов и только улегшегося спать, ничто не бывает так ужасно, как услышать звон будильника.

Именно из–за столкновения между естественным режимом сна и нашими жесткими социальными структурами — показаниями часов, индустриализацией, школьным расписанием, рабочим графиком, — нам кажется, что полифазный сон — это расстройство, а не преимущество.

Творческие люди часто находят возможность жить не по жесткому распорядку: или потому, что они достаточно успешны в своих творческих начинаниях и не нуждаются в другой работе, или потому, что они стараются работать по гибкому графику — например, фрилансить.

В «Daily Rituals: How Artists Work» Мейсон Карри описывает распорядки знаменитых писателей и художников, многие из которых были жаворонками, и некоторые были сторонниками полифазного сна. Карри обнаружил, что многие наткнулись на такой способ сна случайно.

Архитектор Фрэнк Ллойд Райт, например, просыпался около четырех часов ночи и не мог больше заснуть, поэтому он работал в течение трех-четырех часов и затем снова дремал. Нобелевский лауреат Кнут Гамсун часто просыпался после пары часов сна.

Поэтому он хранил ручку и бумагу около кровати и, по собственным словам, сразу начинал писать в темноте, если чувствовал, что на него находит вдохновение.

Психолог Буррус Фредерик Скиннер хранил планшет, бумагу и карандаш рядом с кроватью для работы в периоды ночного бодрствования, а писательница Мерилин Робинсон обыкновенно просыпалась, чтобы почитать или пописать во время того, что она называла своей «великодушной бессонницей».

Некоторые из нас — люди утра, другие — люди ночи. Жаворонки или совы. Карри утверждает, что творческие люди, которые трудятся ночью, «используют свое оптимальное состояние, которое необходимо им для работы» и которое управляется скорее естественными биоритмами, чем личным выбором.

Писатель Николсон Бейкер был единственным человеком из тех, кого встретил Карри, кто сознательно стал практиковать полифазный сон. Бейкер знает свои писательские привычки и свой распорядок и любит экспериментировать со своими ритуалами при написании каждой новой книги, рассказал мне Карри.

Кажется уместным, что он урвал пару дополнительных продуктивных часов, выкраивая для себя два «утра» за один день.

Действительно, когда Бейкер писал то, что потом стало романом «A Box of Matches» — историей о писателе, который просыпается в 4 часа ночи, зажигает свет и пишет, пока его семья спит, — он сам практиковал тот же ритуал, после чего отправлялся на свой «второй» сон.

«Я обнаружил, что разжигание этого крошечного пламени помогает мне сосредоточиться», сказал Бейкер журналисту из The Paris Review. «Есть что-то простое и приятно медитативное в разжигании пламени в 4 часа утра. Я начал писать отдельные отрывки, и мне это давалось очень легко».

Кажется, что именно эта плавность характеризует творческую работу, начатую в середине ночи. В этот момент ничто нас не отвлекает, в тишине наша связь со сновидениями усиливается. С приходом ночи в нашем мозгу запускаются гормональные процессы, способствующие творчеству.

Вер отмечал, что во время ночного бодрствования гипофиз выделяет большое количество пролактина. Этот гормон связан с ощущением покоя и отвечает за возникновение галлюцинаций, которые мы можем видеть во время засыпания или пробуждения.

Он выделяется при сексуальном удовлетворении, в момент лактации кормящих матерей, и именно он заставляет кур высиживать яйца в течение долгого времени. Он изменяет наше психическое состояние.

Известно, что уровень пролактина повышается во время сна, но Вер обнаружил, что (наряду с мелатонином и кортизолом) он продолжает повышаться и во время так называемого «тихого пробуждения» между фазами сна, вызванного естественными световыми циклами и не связанного со сном как таковым. Накачанный пролактином, блаженствующий мозг дает нашим идеям возможность проявляться и сплетаться словно во сне.

Если индустриальная революция залила нас светом, то цифровая революция может оказаться гораздо более сочувственной по отношению к полифазному сну

Вер предполагает, что современный распорядок не только изменил наш режим сна, но и лишил нас древней связи между нашими сновидениями и жизнью наяву и даже «может служить физиологическим объяснением того наблюдения, что современные люди утратили связь с животворящим источником мифов и фантазий». Экирх соглашается: «Превратив ночь в день, современная технология преградила древнейший путь к человеческой душе, превратив нас, пользуясь словами английского драматурга XVII века Томаса Миддлтона, «в обкраденных, обманом лишенных наших сновидений и фантазий».

Современные технологии могли нарушить нашу связь со сновидениями и поощрить установку порядков, не согласованных с нашими естественными ритмами, но они также могут привести нас обратно к гармонии. Если индустриальная революция залила нас светом, то цифровая революция может оказаться гораздо более сочувственной по отношению к полифазному сну.

Технологии питают изобретение новых способов организации нашего времени. Удаленная работа, фриланс и гибкий график встречаются все чаще, так же как понятия вроде цифрового кочевника или удаленного работника.

И те, кто бодрствует по ночам, могут найти гармоничный баланс между полифазным сном и рабочими обязательствами, переняв менее жесткий распорядок.

Если мы сможем найти время для того, чтобы просыпаться по ночам и размышлять нашими смазанными пролактином мозгами, мы сможем восстановить нашу связь с творческой активностью и фантазиями, которыми наслаждались наши прародители, когда, по словам Экирха, они «пробуждались от своего первого сна и раздумывали над калейдоскопом частично-кристаллизовавшихся образов, слегка затуманенных, а в остальном ярких картин, рожденных их сновидениями».

Источник: https://econet.ru/articles/64074-prervannyy-son-pochemu-polnoch-luchshee-vremya-dlya-tvorchestva

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть